Пенсионная реформа в 2020

Пенсионная

Пенсионная реформа в 2020

05.02.2020 20:21:00

Вместо модернизации социальной сферы власть подкорректировала в худшую сторону систему столетней давности

Фото Sefa Karacan/Anadolu Agency/Getty Images

В связи с так называемой пенсионной реформой, проведенной в России, в 2020 году отложится выход на пенсию у 800 тыс. человек – с учетом тех, у кого пенсия сдвинулась уже в 2019 году.

Такие данные дает руководство Пенсионного фонда России.

Таким образом, значительное число наших граждан уже самым непосредственным образом столкнулись с первыми итогами изменений, внесенных в российскую пенсионную систему.

Очевидно, что перемены очень остро влияют на жизнь людей старших поколений. Во-первых, теперь они вынуждены менять свои жизненные планы и продолжать работать в среднем еще пять лет, лишаясь выбора – продолжать ли трудовую деятельность или заниматься чем-то другим, например нянчить внуков.

Соответственно под ударом оказались не только те, кого непосредственно затронуло повышение пенсионного возраста, но и члены их семей.

Вполне возможно, что новые условия повлияют и на рождаемость – когда молодые семьи не смогут рассчитывать на помощь своих родителей, многие примут решение отложить рождение детей.

Во-вторых, увеличение пенсионного возраста лишило граждан старшего возраста вполне конкретной суммы пенсионных выплат за пять лет, которая ранее им причиталась и на которую они могли рассчитывать. Если считать по уровню средней пенсии в 2019 году, то общая цифра весьма существенна – более 846 тыс. руб.

В итоге мы имеем дело с серьезной несправедливостью по отношению к старшему поколению, а в конечном итоге эта несправедливость коснулась большинства жителей страны.

Да и называть повышение пенсионного возраста пенсионной реформой в принципе неправильно. По сути, изменился только этот параметр, и больше никаких реальных изменений эта реформа не содержит. Логичнее было бы называть реформой более значимые преобразования, предполагающие усовершенствование нашей пенсионной системы. Тем более что необходимость в таких переменах давно назрела.

Правильным решением было бы провести такую реформу, где бы в корне изменился заложенный еще в 1930-е годы и действующий до сегодняшнего дня принцип расчета пенсии, которая считается от заработной платы.

Использовать подход почти столетней давности – привязывать пенсию к зарплате работающих людей – абсолютно несправедливо и неправильно.

Слишком сильно изменился мир и условия труда людей: с точки зрения фондо- и энерговооруженности нельзя поставить знак равенства между XXI веком и началом прошлого столетия. В 1930-е годы не было роботов, цифровизации и пр., что стало неотъемлемыми реалиями нашей жизни.

Землю копали вручную лопатами – громоздкие паровые экскаваторы были тогда единичными. Уголь добывали кувалдой и поднимали вручную вагонетками – а сегодня машины, которыми добывается уголь, максимально производительны и мощны. И так в любой отрасли экономики.

В связи с этим о настоящей реформе можно было бы говорить в том случае, если бы реформаторы изменили сам принцип формирования пенсионного фонда – не через отчисления с заработных плат людей трудоспособного возраста, а исходя из результатов развития всей экономики – динамики валового регионального продукта в регионах, валового внутреннего продукта всей страны. То есть пенсии должны зависеть от того, сколько зарабатывает вся страна. И пенсионный фонд должен формироваться, исходя из этого, от растущего объема ВВП. В таком случае хватало бы средств на пенсии и их регулярную индексацию.

Преобразования в таком ключе можно было бы назвать полноценной пенсионной реформой. Такой подход был бы справедлив по отношению к тем людям, которые десятки лет работали и создавали нынешнюю фондо- и энерговооруженность нашей страны.

Что характерно, предлагаемая система – отталкиваться от ВВП, для того чтобы формировать пенсионный фонд и платить пенсию, – не вызывает возражений по существу у экспертов, а также у представителей Пенсионного фонда России и органов власти разного уровня.

Однако оказалось, что при действующем режиме на уровне правительства такую справедливую по отношению к людям и эффективную по потенциальным результатам пенсионную реформу провести нельзя.

Вместо этого произошло то, что произошло: несмотря на многочисленные протесты населения власти подняли пенсионный возраст.

В Иркутской области было сделано все возможное, чтобы сгладить последствия для тех, кто оказался под ударом, по крайней мере на уровне региона.

В частности, как раз в то время, когда на федеральном уровне продвигалась «пенсионная реформа», был принят закон о ветеранах труда Иркутской области, на чем много лет подряд настаивал и областной совет ветеранов.

В результате благодаря этому законодательному акту ветераны труда региона были приравнены к федеральным ветеранам труда.

Были приняты меры и по защите других категорий населения Иркутской области – прежде всего представителей старших поколений. С 2018 года было принято решение выплачивать гражданам, имеющим статус детей войны, по 2 тыс. руб. ко Дню Победы.

Кроме того, в регионе предусмотрены ежемесячные доплаты труженикам тыла, а также пожилым ветеранам, которым уже исполнилось 90, 95 и 100 лет.

Был введен и достаточно широкий спектр местных льгот для инвалидов 1-й и 2-й групп, связанный с лекарственным обеспечением.

Все это примеры тех мер, которые были предприняты на уровне одного региона – в рамках его возможностей и полномочий – для того, чтобы хотя бы частично сгладить последствия несправедливой «пенсионной реформы».

При этом для того, чтобы менять ситуацию не точечно, а комплексно, нужно принимать решение не о повышении пенсионного возраста, что ущемляет права граждан, а о переустройстве самой пенсионной системы – так, чтобы сделать ее современной, эффективной и соответствующей реалиям XXI века.

Однако такие серьезные реформы возможны либо только под большим социальным давлением населения на действующую власть, на правящий режим, либо вовсе после смены руководства страны. 

Источник: https://www.ng.ru/vision/2020-02-05/4_7786_vision.html

Россиян ждет новая пенсионная реформа – МК

Пенсионная реформа в 2020

Заметным событием в социальной сфере страны стал обмен мнениями между независимыми профсоюзами и Минфином о судьбе накопительной пенсии.

Напомним, 30 сентября стало известно о письме Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) на имя премьера Михаила Мишустина, в котором обосновывалась необходимость исключение из системы государственного пенсионного страхования накопительного компонента.

Буквально на следующий день инициативу прокомментировал министр финансов Антон Силуанов. Он заявил, что вопрос об отмене накопительной части пенсии можно будет рассматривать лишь после того, как будет создана система добровольных накоплений.

Антон Силуанов отметил, что людям надо создавать возможности для того, чтобы они накапливали пенсию и имели минимальное сокращение доходов после завершения трудовой деятельности. «Поэтому давайте сначала создадим такую систему, а потом будем возвращаться к таким кардинальным предложениям (отказа от накопительного элемента – «МК»)», — сказал министр.

Напомним, что пенсионерам выплачивают средства пенсионных накоплений (предполагают отчисление 6% от зарплаты) с 2012 года. Как правило, размер выплаты невысок по сравнению с объемом основной пенсии и в среднем составляет 956 руб. в месяц.

Основная часть средств в накопительной системе сформировалась из обязательных страховых взносов работодателей, которые они делали за своих работников 1967 года рождения и моложе с 2002 по 2014 год. С 2014 года накопительная часть пенсии была заморожена.

Взносы в Пенсионный фонд от работающих россиян идут на формирование страховой пенсии. В декабре 2019 года президент Владимир Путин продлил заморозку с 2021 до 2022 года. В среду, 30 сентября, правительство предложило продлить ее до 2023 года.

В пояснительной записке к законопроекту, который был внесен в Госдуму, говорится, что такой шаг не уменьшает финансовые обязательства государства и не должен спровоцировать неблагоприятные экономические последствия.

https://www.youtube.com/watch?v=OojMEctjxSU

О какой же «системе добровольных пенсионных накоплений» ведет речь Силуанов? Вероятно, о той, которую Минфин пытался внедрить еще год назад. В октябре 2019 года ведомство Антона Силуанова представило законопроект о новой системе пенсионных накоплений, получившей название «гарантированный пенсионный план» (ГПП).

Он предполагал, что обязательной подписки на накопительную пенсию не будет (ранее Минфин и ЦБ продвигали именно такой вариант), а работник сможет добровольно копить на будущую пенсию за счет личных взносов с зарплат в негосударственные пенсионные фонды (НПФ).

Для участников программы предложили ввести налоговые льготы, разрешить им досрочно снимать накопления в тяжелых жизненных ситуациях, а также позволить передавать накопленное по наследству.

Также предполагалось, что участники схемы смогут по собственному желанию устанавливать и изменять размер пенсионных взносов (в процентах от зарплаты или в абсолютном выражении). Запустить новую систему предполагалось в 2021 году.

Но потом случились смена правительства, поправки в Конституцию, удар пандемии, и ГПП предпочли отложить на неопределенный срок. Что вполне логично: авторы новой концепции рассчитывали вовлечь в нее, по крайней мере, 5-10% россиян.

Но чтобы работники добровольно отказались сегодня от части зарплаты (в пользу накоплений «на старость»), они должны быть достаточно высокооплачиваемыми.

А таких в России и раньше было немного (самых богатых можно не рассматривать: понятно, что они уже и так обеспечили себе безбедную старость), а коронакризис, ознаменовавшийся массовым падением доходов, еще больше сузил круг этих счастливчиков.

« «фишка» гарантированного пенсионного плана — это возможность получать более-менее значимый инвестиционный доход, — поясняет доктор экономических наук из ВШЭ Сергей Смирнов. — Система при всей своей внешней демократичности привлекательна лишь для высокооплачиваемых работников – скажем, менеджеров и чиновников высшего звена».

Бедные не станут ничего откладывать —поскольку просто не с чего, согласен профессор Финансового университета при Правительстве РФ Александр Сафонов. Соответственно, принцип добровольности тут не важен, поскольку он не может кардинально изменить ситуацию в отношении низкооплачиваемых работников.

«О перспективах гарантированного пенсионного плана сейчас рано рассуждать: мы не видим до конца всей схемы, и не знаем, какие обязательства со стороны граждан, негосударственных пенсионных фондов и государства будут прописаны», — отмечает Сафонов.

При этом он согласен с министром финансов в том, что Россия должна располагать своим механизмом накопительной пенсии. «Ни в одной экономически развитой стране нет унитарной пенсионной системы — только государственной или только накопительной. Есть их симбиоз.

А задача властей — предоставить гражданам такие преференции, которые позволят часть текущих доходов безболезненно откладывать на старость», – делает вывод наш собеседник.

«Теоретически, пенсию давно пора перестать дробить на накопительную и страховую, придав этой системе более цельный вид, – считает Анна Бодрова, старший аналитик ИАЦ «Альпари», – но перестать страховать накопительную часть пенсии на уровне государства – идея так себе.

По факту, она и так ничем не защищена, кроме гарантий властей, которые зачастую распоряжаются пенсионными накоплениями населения в своих интересах. С точки зрения формальной логики, такой подход ничем не оправдан, кроме режима экономии.

И приведет он, в конечном счете, к полной потере доверия населения к пенсионной системе».

Источник: https://www.mk.ru/economics/2020/10/03/rossiyan-zhdet-novaya-pensionnaya-reforma.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.